[an error occurred while processing this directive]
версия для печати
Интеграционные проекты укрупняются и усложняются

Интеграционные проекты укрупняются и усложняются

Интеграционные проекты не только одни самых масштабных, но и, пожалуй, самые интересные с организационной и технологической точки зрения на всем ИТ-пространстве. Бум IPO, становящиеся все более частыми M&A-сделки, актуальная для компаний задача совершенствования качества управления и повышения прозрачности бизнеса, с одной стороны, и возникшая в 2007 году проблема роста стоимости практически всех ресурсов (финансовых заимствований, материальных ресурсов, персонала), с другой, заставили сконцентрироваться на соответствующих ИТ-направлениях.

По словам заместителя генерального директора компании «Микротест» Константина Анисимова, в настоящее время широкое распространение получают проекты, связанные с финансовым и управленческим консалтингом, внедрением ERP, систем бизнес-анализиза и финансового планирования, а также интеграцией приложений. В общем-то, это и есть основные векторы, по которым сегодня движется рынок. Основной причиной большой востребованности услуг по интеграции приложений, комментирует Тагир Яппаров, председатель совета директоров группы компаний «АйТи», явилась необходимость организации «сквозных» процессов управления, охватывающих разные функциональные подразделения, использующие разные приложения для автоматизации своей деятельности. «Не так давно «АйТи» работала над задачами интеграции решения для электронных закупок с ERP-системами. Постоянно возникала необходимость интеграции специализированных приложений с системами управления ресурсами, например, системами управления персоналом и системами контроля доступа, решений в области электронного документооборота и электронных архивов и т.д.», — делится опытом Тагир Яппаров.

На особой востребованности услуг по интеграции уже существующих у заказчика корпоративных ИТ-сервисов акцентирует внимание Сергей Половников, руководитель отдела консалтинга компании «Verysell Проекты». Сегодня наступает момент, когда приходится решать задачи интеграции, казалось бы, совсем разрозненных между собой систем, которые уже внедрены у заказчика. К таким задачам относятся интеграция почтовых систем или службы каталогов, интеграция финансово-хозяйственных систем или систем управления производством. Это и обусловливает более активную динамику развития тех сегментов интеграции, которые направлены на поддержку основных бизнес-процессов — управление, производство, сбыт и пр. При этом в последнее время быстро растет спрос на услуги по реализации комплексных и масштабных проектов.

Большой шаг вперед — начавшийся перевод существующих ИТ-инфраструктур на сервис-ориентированную архитектуру. Данный подход получает все большее признание и постепенно входит в «быт» компаний. Как отмечает Вероника Тараба, заместитель генерального директора компании «Крок», разговоры о внедрении интеграционной шины сейчас все чаще переходят из области теории в практическую плоскость, причем, не только в крупном, но и в среднем бизнесе.

Один из наиболее динамичных сегментов рынка системной интеграции — внедрение бизнес-приложений и связанные с этим оптимизация либо реинженеринг бизнес-процессов на базе ERP-систем, а также других приложений, направленных на увеличение производительности труда и качества работы (например, системы управления складом — WMS). Директор по маркетингу компании Softline Consulting Services Елена Лебедева обращает внимание, что тенденция консолидации бизнеса во всех отраслях ведет не только к росту спроса на услуги по реорганизации и объединению бизнес-процессов, интеграции существующих систем, но и необходимости использования профессиональных сервисов для управления ИТ-службами, которые уже осуществляются на базе так называемых «лучших практик» по методологиям ITIL, ITSM.

На рынке собственно бизнес-приложений, отмечает Тагир Яппаров, быстро растет спрос на системы для поддержки стратегического управления компаниями — системы бизнес-аналитики и решения для прогнозирования и моделирования. «АйТи», например, недавно заключила соглашение о сотрудничестве с SPSS, одним из ведущих мировых поставщиков программного обеспечения для статистического анализа данных и прогностической аналитики на основе Data Mining.

Сергей Половников наиболее востребованными на сегодняшний день ИТ называет те решения, которые добавляют стоимость основному бизнесу: «Говоря понятным языком — не внедрение SAP FM+FI, но внедрение решения по управлению финансами, не внедрение системы HP NNM, но внедрение системы управления ИТ-инфраструктурой. В последнее время отмечается активный спрос на информационно-аналитические системы, системы бюджетирования и системы управления складами». Одновременно многие эксперты отмечают активизацию интереса к CRM. Геннадий Заманский, заместитель генерального директора компании «Форс-Банковские Системы» уверен, что рынок CRM-систем — это вообще наиболее динамично развивающейся сегмент.

Помимо упомянутого, большое будущее, вероятно, ждет новую концепцию универсальных коммуникаций (Unified Communications), которую в этом году провозгласил ряд глобальных вендоров, включая Microsoft, Cisco, Nortel, Avaya. Как рассказала Елена Лебедева, многие заказчики в 2007 году полностью модернизировали свою инфраструктуру, переходя на новые версии продуктов, меняя коммуникационную систему. При этом они учитывали дальнейшее развитие ее функциональности именно с точки зрения внедрения универсальных коммуникаций и мобильного доступа к корпоративным ресурсам. Таким образом, в 2008-2009 годах это направление наверняка станет одним из наиболее востребованных. Правда, пока неясно, какое решение возьмет верх — софтверное или программно-аппаратное.

Наблюдается сегодня и серьезный рост спроса на решения в области информационной безопасности. Как отметил Константин Анисимов, в предыдущие годы массового строительства ИТ-инфраструктуры этому вопросу ИТ-службами уделялось недостаточно внимания. По свидетельству технического директора группы компаний «Фан» Алексея Ламыкина, если раньше заказчики под безопасностью в основном подразумевали оборону периметра корпоративной сети и антивирусную защиту, то сейчас клиенты понимают, что внутренние угрозы не менее опасны, чем внешние.

Отдельный большой сегмент — инфраструктурная составляющая. Здесь активно растут потребности рынка в увеличении вычислительных мощностей. Компании, закупавшие оборудование всего три-пять лет назад, делают его «апгрейд» либо производят смену использующихся вычислительных комплексов. По словам руководителя дирекции системной интеграции компании «УСП КомпьюЛинк» Владимира Романова, сегодня интерес клиентов вызывает самая современная техника с мощными дата-центрами и системами хранения данных, погоня за последними технологическими новинками обусловлена увеличением объема информации переводимой из бумажного в цифровой формат.

По наблюдению Вероники Тараба, заметно растет спрос на все сложные решения, увеличивающие эффективность ИТ-инфраструктур заказчиков и их деятельности, к коим эксперт относит построение ЦОДов, виртуализацию вычислительных ресурсов, создание интегрированных центров обработки вызовов, систем управления жизненным циклом информации, включая сложные системы хранения данных. Кроме того, набирает темпы сегмент интеграции бизнес-приложений. Рост востребованности демонстрируют BI-решения — владельцы бизнеса и управленцы хотят получать сведения о развитии бизнеса в максимально удобной форме.

Вендоры конкурируют во всех сегментах

Чем острее конкурентная борьба, тем стремительнее развивается рынок, тем чаще появляются новые предложения от поставщиков ИТ-решений. Для рынка системной интеграции, по мнению практически всех экспертов, жесткая конкуренция характерна во всех сегментах (за исключением лишь сильно монополизированных ниш). Однако степень ее накала не везде одинакова; различаются сегменты и по числу конкурирующих игроков. Так, по словам Сергея Щербины, директора по маркетингу компании «Квазар-Микро», в традиционных нишах, таких, как серверы уровня предприятия или крупные промышленные ERP-системы, борьба происходит в основном между двумя-тремя крупнейшими вендорами. Во вновь же возникающих и растущих сегментах, где еще не определены лидеры рынка, а зачастую даже не полностью сформированы стандарты и основные подходы, разворачивается серьезная борьба между сравнительно небольшими независимыми компаниями. И в том, и в другом случае конкуренция происходит как на уровне влияния на рынок в целом, продвижения собственных концепций, так и на уровне борьбы за каждого клиента на предпродажном этапе и в ходе тендеров. В свою очередь, Дмитрий Петрухин, директор департамента инфраструктурных решений Amphora Group, полагает, что в силу роста рынка системной интеграции средние и мелкие компании расширяют свою компетенцию и успешно конкурируют не только в новых рыночных сегментах, но даже там, где изначально доминировали только крупные игроки.

В сегменте серверных технологий для малого и среднего масштабов наблюдается примерный паритет компаний IBM и НР. Причем, по свидетельству Сергея Турчина, директора департамента корпоративных проектов компании «АМТ-Груп», общей тенденцией для всех производителей является увеличение доли лезвийных решений, хотя, вероятно, уже скоро эту тенденцию изменит концепция виртуализации, предлагая взамен физического логический способ решения проблемы по предоставлению отдельного сервера каждому приложению. Что касается сетевых корпоративных решений, то здесь каких-либо радикальных изменений, по мнению эксперта, не произошло — практически безальтернативным вариантом для средних и крупных корпоративных ЛВС в России остаются решения на базе оборудования Cisco.

На рынке ПО для автоматизации управления предприятием не утихает «война» между SAP и Oracle, которая развернулась довольно давно. У немецкой и американской компаний несколько разные подходы к ведению бизнеса, что, впрочем, почти не влияет на их положение на рынке. Другим серьезным игроком в этом сегменте, после приобретения Navision стал Microsoft, а на рынках России и других стран СНГ — еще и «1С».

В области систем бюджетирования Сергей Половников отмечает соперничество компаний Cognos и Hyperion. Последняя была приобретена компанией Oracle, что, несомненно, дает Hyperion определенные преимущества, за счет возможности позиционировать себя в более широкой линейке продуктов Oracle. С другой стороны, не так давно и на компанию Cognos нашелся покупатель — такие намерения выразила и реализовала корпорация IBM.

В сфере решений по техническому обслуживанию и ремонтам противостоят друг другу IBM и SAP. «Голубой гигант» купил компанию MRO Software — разработчика системы Maximo. Аналогичное решение существует у SAP — в модуле управления производством.

В области корпоративных систем связи конкурирует несколько производителей корпоративных телефонных систем (главным образом, Avaya и Cisco), продукты которых примерно равноценны по функциональным свойствам. Однако, по прогнозу Сергея Турчина, в этом секторе назревают серьезные изменения — у всех на устах громкий выход компании Microsoft на рынок унифицированных коммуникаций, где она готова дать бой традиционным поставщикам решений для аудио- и видеокоммуникаций. Причем, оснований рассчитывать на успех вполне достаточно, ведь универсальные коммуникации от Microsoft будут лучше других интегрированы с собственными службами каталогов, пакетами офисных приложений и т.д.

Завершается переход к так называемым системам высокой четкости или HD (High Definition) в области видеоконференцсвязи. Важнейшее событие этого года — приобретение компанией Tandberg амбициозного новичка в мире ВКС — компании Codian, лидера в разработке серверных (MCU) компонент ВКС HD. Это событие, наверняка, станет определяющим в этом секторе, поскольку в результате приобретения под одним брендом объединились лучшие решения для серверов ВКС (Codian) HD и наиболее удачные и распространенные абонентские устройства ВКС HD индивидуального и группового класса. Весьма вероятно, что такая комбинация значительно ослабит позиции других поставщиков решений ВКС, которые пока не могут похвастаться достаточно полной линейкой.

Как только рынок enterprise-клиентов стал более-менее прогнозируемым и структурируемым, практически все вендоры обратили внимание на сегмент СМБ. По мнению Елены Лебедевой, Softline Consulting Services, средние и малые предприятия хороши тем, что у них еще не принят корпоративный стандарт, они более гибки, но задачи ставят перед собой такие же, как и крупные компании, формируя инвестиции в ИТ с точки зрения повышения производительности бизнеса, а не технологической.

Эволюционную цепочку возникновения конкуренции прослеживает Алексей Ламыкин из ГК «Фан». По словам специалиста, практически любой товар на ИТ-рынке проходит типичный жизненный цикл. Сначала он появляется как новинка, причем его распространенность невелика, а первопроходцы имеют явное преимущество (в первую очередь, технологическое). Постепенно товар стандартизуется, становится более доступным, конкурентную продукцию начинают предлагать другие производители. Наконец, он становится массовым, стандартным и общедоступным. Если к этому времени никто из первопроходцев не сумел закрепить свою долю рынка и сделать свое решение стандартом «де-факто», то тут и разгорается наиболее острая конкурентная борьба. Типичный пример — рынок ноутбуков, на котором за последние несколько лет лидеры менялись неоднократно. И тройка, в которой сегодня закрепились Asus, Acer и Toshiba, вряд ли надолго оставит в стороне HP, Dell и Lenovo, которые пытаются переломить ситуацию в свою пользу. Как заключает эксперт, вполне возможно, что нечто подобное ждет и сегмент корпоративной IP-телефонии (включая Unified Communications и решения для центров обработки вызовов), а также рынок систем хранения данных.

Некоторые наиболее значимые ИТ-проекты 2006-2007

Заказчик Исполнитель Проект Работы Решения
РЖД «Микротест» Построение корпоративной сети передачи данных (СПД) В рамках работ по созданию технического проекта «Микротест» разработала решения, на базе которых производилось построение СПД.
Были разработаны принципы адресации, маршрутизации и обеспечения качества обслуживания в СПД.
Оборудование Cisco Systems серии 7206 – самое распространенный в отрасли, универсальный маршрутизатор для крупных предприятий и операторов связи, имеющий модульную архитектуру (как и вся серия 7200). Помимо этого, использовались мультисервисные маршрутизаторы серий 3700 и 2600ХМ.
РАО «ЕЭС России» «Крок» Создание корпоративного портала, объединившего основные информационные ресурсы РАО «ЕЭС России», обеспечивающего доступ к отраслевым информационным системам 10 тыс. сотрудникам корпоративного центра и дочерних акционерных обществ Крупнейший интеграционный портал в России, реализованный на основе технологий IBM  
Банк «Хоум Кредит» «АМТ-Груп» Создание телекоммуникационной инфраструктуры информационно-процессингового центра Для нового информационно-процессингового центра банка в Обнинске была построена отказоустойчивая высокопроизводительная система связи. Мультисервисная сеть обеспечила работу центра обработки данных и контакт-центра, обслуживающего вызовы клиентов банка из всех регионов России В состав мультисервисной сети банка вошла беспроводная сеть, построенная по технологии Unified Wireless Network. На базе мультисервисной сети построена система IP-телефонии, позволяющая одновременно передавать голос, видео и данные. Высокая готовность и надежность системы обеспечиваются кластеризацией центральной системы обработки вызовов. В кластер входят два сервера управления вызовами, которые подключены к различным коммутаторам локальной сети, а также имеют отдельную систему резервного копирования. Предусмотрена также возможность подключения к подсистеме IP-телефонии аналоговых абонентских аппаратов.
Пенсионный фонд РФ «АйТи» Моделирование и оценка уровня автоматизации бизнес-процессов Департамента организации и контроля инвестиционных процессов исполнительной дирекции Пенсионного фонда РФ. Разработка около 90 моделей, которые описывают 8 основных и 5 обеспечивающих бизнес-процессов департамента. Моделирование бизнес-процессов с применением инструментальной среды ARIS позволило выявить «узкие места», связанные с повышенной трудоемкостью или длительностью операций; участки повторного ввода данных; важные функции, которые не автоматизированы или автоматизация которых не соответствовала текущим и перспективным бизнес-требованиям; большой объем «ручных» операций по аналитической обработке данных.
МЧС России «Микротест» Создание и поддержка телекоммуникационной системы. Построение Ведомственной цифровой сети связи с интеграцией услуг (ВЦССИУ) для нужд МЧС РФ, охватившие следующие подсистемы: сети передачи данных; ведомственные телефонные сети (ВТС); видео-конференц связь (ВКС).
В рамках проекта было построено около 70 узлов.
Основной для построения сети было выбрано оборудование Cisco Systems – маршрутизаторы ISR 2800 серии, обеспечивающие интеграцию сервисов (в том числе межсетевого экрана, VPN, системы предотвращения вторжений и системы IP-телефонии) в рамках одного устройства.
Росавтодор «Крок» Создание корпоративной информационной системы управления (КИСУ), объединившей 37 объектов: базовый сегмент распределенной сети Росавтодора, 10 федеральных управлений автомобильных дорог, 22 управления автомагистралей и 4 дирекции по дорожному строительству. На всех 37 объектах автоматизации были проложены структурированные кабельные системы, помещения серверных комнат были оснащены системами промышленного кондиционирования и бесперебойного электропитания. Для обеспечения работы прикладных систем были поставлены и настроены серверы, организовано хранение данных и настроены системы электронной почты. Взаимодействие между прикладными системами организовано посредством служебной подсистемы обмена данными. В рамках проекта созданы единая телекоммуникационная инфраструктура, а также система видеоконференцсвязи. К последней подключены все объекты автоматизации Росавтодора, а на 25 из них организована корпоративная телефония. В рамках проекта КИСУ внедрена система электронного документооборота и делопроизводства на платформе Documentum.
«Контакт» (кадровое агентство) «АйТи» Внедрение системы управления взаимоотношениями с клиентами. Три этапа: консалтинг, внедрение и настройка CRM-системы, интеграция с web-сайтом компании. Microsoft Dynamics CRM

Шаткий баланс: мировые вендоры и локальные интеграторы

В последнее время все большую активность на отечественном рынке системной интеграции развивают некоторые мировые вендоры. Они стараются миновать посредническое звено в лице российских игроков и выйти напрямую на заказчика. Кто-то из отечественных компаний усматривает в этом опасность нарушения сложившегося баланса, влекущее за собой негативные последствия для всех заинтересованных сторон (заказчиков, интеграторов и даже самих вендоров). Кто-то полагает, что такой проблемы вообще не существует: схема взаимодействия вендор — локальный интегратор отлажена, у каждого есть своя ниша, а если вендор и развивает интеграторское направление, то это, напротив, идет на пользу всему рынку.

Так или иначе, сегодня большинство вендоров все же не ставят перед собой задачу продажи своих решений напрямую заказчику и предоставления ему ИТ-услуг. И здесь отношения с системными интеграторами ясны и понятны — вендоры разрабатывают продукт, обеспечивают пресейловую, техническую и маркетинговую поддержку, а российские игроки занимаются консалтингом, продажей и внедрением у конечного заказчика. Даже лидер мирового рынка ИТ-услуг — компания IBM — хоть и оказывает часть услуг российским заказчикам напрямую, по словам Вероники Тараба, «Крок», в большинстве случаев для реализации проектов привлекает местных партнеров. Сергей Щербина, «Квазар-Микро», считает, что баланс взаимоотношений между вендорами и местными компаниями, сложившийся за годы развития отечественного ИТ-рынка, соблюдается каждой из сторон достаточно четко. Ведь, как поясняет специалист, все мировые вендоры понимают, что работать на рынке, не опираясь на местного партнера, невозможно — партнер обеспечивает не только ресурсы для реализации проекта, но зачастую находится ближе к клиенту, больше знает о его потребностях, точнее чувствует рынок.

В то же время существуют вендоры (такие как SAP или HP), которые выстраивают прямые взаимоотношения с заказчиками: осуществляют продажи своих ИТ-решений в прямом канале, занимаются консалтингом, а, порой, и внедрением своих продуктов. По свидетельству Сергея Половникова, здесь системным интеграторам очень сложно определить схему своего участия, что вносит определенное напряжение во взаимоотношения с вендором. В свою очередь, Константин Анисимов видит в этом только положительную сторону, полагая, что подобная деятельность иностранных компаний способствует проникновению в Россию лучших западных практик, решений, методологий и маркетинговых инструментов.

По мнению Алексея Ламыкина, нарушение баланса усилий между вендором и интегратором обычно возникает в ситуациях, когда вендор по тем или иным причинам не хочет или не может брать на себя традиционные для двухуровневой (вендор-дистрибутор-интегратор) модели продаж функции. Например, в силу того, что Россия занимает незначительную долю в его обороте или сфере интересов, а в других странах он использует другую модель. В этой ситуации часть функций вендора приходится брать на себя дистрибуторам и системным интеграторам, которые не всегда объективно готовы к этой роли. С точки же зрения Дмитрия Петрухина, нарушение баланса возникает, когда вендор пытается продвигать дочерние компании своего бренда, вроде ХХХ Global Services или YYY Consulting Services, для выполнения наиболее дорогостоящих работ, требующих высокой квалификации, а рутинную и самую дешевую часть проекта оставляет локальным интеграторам, ущемляя, таким образом, их в развитии.

Есть и такой вариант «расшатывания» баланса: крупный западный вендор, присутствующий на российском рынке, покупает местного системного интегратора, являвшегося до этого эксклюзивным поставщиком его решений. В таком случае начинается разделение интересов вендора, имеющего собственное видение стратегии развития приобретенного бизнеса, и системного интегратора, ощущающего, что его «выдавливают» с части рынка, на которой он работал ранее. Разумеется, подобного рода ситуация не располагает к конструктивному разговору между вендором и системным интегратором.

«Нарушение баланса может происходить в том случае, если вендор самостоятельно ведет внедрение собственных решений, и одновременно имеет партнерскую сеть, внедряющую эти же решения. Тогда возможны конфликты с партнером при работе с теми заказчиками, которых вендор считает для себя стратегическими. Однако в целом для крупных мировых вендоров характерны четкие правила игры на рынке. В нашей практике конфликты случались чаще всего с небольшими «нишевыми» вендорами, которые могли «постфактум» объявить заказчика, с которым вела пресейловую работу наша компания, стратегическим и начать работать с ним напрямую», — дополняет Тагир Яппаров, «АйТи».

По мнению же Юрия Баева, исполнительного директора компании «ТехноСерв А/С», рост участия вендоров в крупных интеграционных проектах в России, который наблюдается в последнее время, — это объективное следствие развития отечественного ИТ-рынка, ведь по мере того как он становится более структурированным и прозрачным, вендор испытывает все меньшую потребность в локальных интеграторах. Хотя у последних есть одно неоспоримое преимущество — большинство крупных корпоративных клиентов всегда будут заинтересованы в выполнении комплексных мультивендорных решений, реализация которых по силам лишь системным интеграторам. Кроме того, при выполнении особо крупных проектов вендор и интегратор никак не конкурируют между собой, а, напротив, объединяют свои усилия, создавая смешанные проектные команды, что идет на пользу и вендору, и интегратору, и заказчику.

«Типовые» сложности

При выполнении проектов по системной интеграции, как, впрочем, и при реализации любых других ИТ-начинаний, компания-исполнитель неизбежно сталкивается с целым набором самых разнообразных сложностей. От того, насколько интегратор подготовлен, насколько оперативно он сможет преодолеть возникающие трудности, зависит успех как отдельно взятого проекта, так и самого существования компании.

По мнению большинства экспертов, наиболее животрепещущей проблемой при реализации интеграционных проектов является отношение к ним со стороны самих заказчиков. По словам Константина Анисимова («Микротест»), самое важное — чтобы заказчик четко понимал, зачем ему нужен проект, не усложнял работу, а, напротив, был активным ее участником, вовлекал в нее все необходимые ресурсы — только тогда, по мнению специалиста, можно рассчитывать на успех. Как уверяет Сергей Щербина («Квазар-Микро»), трудности могут возникнуть и при изменении общих «правил игры» — например, приоритетов заказчика, целей проекта; или же если под воздействием среды быстро меняется его бизнес.

Геннадий Заманский («Форс-Банковские Системы») одной из самых типичных сложностей при реализации интеграционных проектов называет проблему недостатка менеджмента: «Обыкновенно менеджерскими полномочиями в полном смысле этого слова обладает только заказчик, а вот менеджерской квалификации у него всегда дефицит, да и сам менеджмент от заказчика всегда осложнен рядом политических соображений, которые, в свою очередь, осложняют управление проектом даже тогда, когда у заказчика есть способный к этому архитектор-администратор».

Нередко сложности обнаруживаются и в ситуациях, когда поставщик решения, «прогибаясь» перед заказчиком (как по стоимости, так и по срокам), недооценивает трудоемкость проекта. По мнению Дмитрия Петрухина из Amphora Group, в таких случаях движимый желанием войти в новый «экаунт», поставщик, демпингуя, получает проект, однако тут же возникает масса затруднений, связанных с отраслевой спецификой, с отсутствием утвержденной стратегии развития ИТ и т.п. В итоге, проекты затягиваются, становятся нерентабельными для поставщика, контракты расторгаются и т.д.

Большой головной болью для подавляющего большинства интеграторов является ощутимый недостаток профессиональных кадров. Как отмечает Сергей Половников («Verysell Проекты»), каждый интеграционный проект по определению является уникальным, зачастую в рамках одного проекта приходится интегрировать самые различные ИТ-системы. Для этого интегратор должен располагать необходимым ресурсом самых разносторонних профессиональных кадров, что встречается нечасто. Соответственно, при реализации сложных проектов возникает потребность в привлечении субподрядчиков. Но и эту систему привлечения надо уметь наладить. Достаточного числа ИТ-специалистов по совершенно разным ИТ-системам с требуемым уровнем квалификации, да еще в момент, когда интегратор в этом более всего нуждается (причем, часто всего лишь на один проект) отыскать крайне непросто.

При реализации интеграционных проектов возникает немало и сугубо технологических проблем. Так, например, с большими сложностями сопряжен переход от разнородных, в том числе унаследованных, ИТ-решений на единые корпоративные стандарты в области информационных систем. «Как правило, в таких проектах нашим специалистам приходится разрабатывать специализированное вспомогательное ПО, которое позволяет справиться с трудностями в нестандартной ситуации. Порой, при решении специфических отраслевых задач приходится сталкиваться с интеграцией уникальных, полностью «заказных» технологических систем. В таких случаях — когда ни заказчик, ни интегратор не имеют опыта выполнения подобных проектов — специалистам приходится учиться в процессе, так сказать, на «живой» системе», — делится опытом Тагир Яппаров («АйТи»).

Кроме того, проблемы возникают, когда интегратор подключается к проекту не с самого начала, а в процессе его реализации. Например, государственные организации нередко сначала делают закупку оборудования, и только затем приглашают специалистов. В результате оказывается, что это оборудование не подходит для решения поставленной задачи, и тогда, чтобы добиться требуемого результата, приходится продумывать и применять нестандартные подходы.

Интеграционные расходы

Экспертные оценки доли расходов на интеграционные проекты в общих ИТ-затратах заказчиков несколько разнятся. Обусловлено это довольно традиционными причинами — разным толкованием понятия «системная интеграция», личным опытом специалиста, связанным с практикой его компании, либо компаний, с которыми ему приходилось сталкиваться в ходе своей профессиональной деятельности, и т.п.

По мнению Константина Анисимова, доля интеграционных услуг в ИТ-затратах заказчиков сегодня составляет около 20-30% в зависимости от специфики и масштабов компании (исходя из понимания, что услуги по системной интеграции включают услуги по консалтингу, а также инжиниринговые услуги). Схожие показатели приводит и Сергей Половников. На его взгляд, доля таких проектов в ИТ-бюджетах заказчиков составляет примерно 20-25%. Практически в тех же рамках оценивает долю интеграционных проектов Сергей Щербина — 25-30%, правда с оговоркой, что этот показатель применим к «чистым» услугам. Если же говорить о комплексных интеграционных проектах, то здесь, по мнению эксперта, уместно называть цифру не менее чем 70%.

Солидарен с большинством коллег и Тагир Яппаров. По его наблюдениям, обычно доля расходов на интеграционные проекты в общих ИТ-затратах заказчиков (без учета закупок техники и ПО) составляет около 30%. А вот по информации Владимира Романова, в связи с активно развивающимся бизнесом и агрессивной конкурентной средой на интеграционные проекты в настоящий момент расходуется не менее половины ежегодных ИТ-затрат клиентов.

Вероника Тараба рассказала, что осенью этого года ее компанией было проведено исследование для Форума «ИТ-Лидер», частью которого стал опрос ИТ-директоров крупных корпоративных организаций по целому ряду проблем — и в частности, о доле средств, выделяемых на системную интеграцию. В ходе этого опроса 60% респондентов ответили, что на интеграционные проекты и реинжиниринг их компаниями отводится всего 5-10% ИТ-бюджета.

Практически все эксперты полагают, что доля интеграционных проектов в общих ИТ-расходах компаний будет только расти. Этот рост будет обеспечиваться в основном за счет приобретения нового бизнеса, M&A-сделок. Когда покупаются или сливаются компании с определенной сложившейся инфраструктурой, одним из вариантов повышения прозрачности является как раз реализация интеграционных проектов в области ИТ.

Конечно, необходимо оговориться, что все приведенные оценки касаются крупных бизнес-структур и организаций государственного сектора. В сегменте СМБ расходы на интеграторские услуги, равно как и на ИТ в целом, пока очень невелики, хотя все специалисты отмечают большие перспективы этого рынка.

Насколько же важным сегментом является системная интеграция для самих интеграторов? По мнению Алексея Ламыкина, все зависит от профиля компании-интегратора — очевидно, что доля интеграции будет выше у компаний, работающих на рынке ИТ-инфраструктуры. «Если говорить о нашей компании, то у нас на системную интеграцию сейчас приходятся наибольший объем ИТ-услуг, однако ее доля снижается, в первую очередь в связи с более высокими темпами роста ИТ-аутсорсинга», — делится технический директор ГК «Фан».

По уверению Сергея Половникова, в общем объеме ИТ-услуг доля системной интеграции сейчас составляет около 20-30%, при этом, специалист согласен с коллегой из ГК «Фан» — что она будет постепенно снижаться и, по прогнозу эксперта, зафиксируется на уровне примерно 10-15%. «Обусловлено это тем, что часть проектов по системной интеграции мигрирует в область ИТ-услуг. Очень часто бывает так, что заказчик, решая вопрос об инициации интеграционного проекта, рассматривает вариант немедленной передачи решения определенного круга ИТ-задач на аутсорсинг, а это уже классическая ИТ-услуга», — анализирует руководитель отдела консалтинга «Verysell Проекты».

В то же время далеко не все игроки предрекают системной интеграции спад темпов. Многие эксперты, напротив, ожидают сохранения динамики роста. Как считает Вероника Тараба, показатель не будет отставать от темпов роста рынка ИТ-услуг в целом. Доля выручки, приходящаяся на услуги по системной интеграции в доходах от ИТ-услуг у крупных игроков, по мнению эксперта, сейчас сильно разрознена, но в среднем находится на уровне около 30% (доля услуг по системной интеграции компании «Крок» составляет около 60% от всех предоставляемых ИТ-услуг, а темпы роста этого сегмента — не менее 30% в год).

Юрий Баев полагает, что доля системной интеграции как одного из направлений оказания ИТ-услуг, то есть без учета поставок, может варьироваться в пределах 25-50%, и определяется наличием в портфеле интегратора спектра иных ИТ-услуг: консалтинга, аутсорсинга, обучения и др. Цифры «в том же коридоре» по своим компаниям приводят Тагир Яппаров и Дмитрий Петрухин. Так, в «АйТи» доля интеграционных услуг на сегодняшний день составляет порядка 40-45% от общего объема продаж компании, а в Amphora Group доля системной интеграции в общих оборотах компании приближается к 50%. Причем, в обоих случаях эксперты предполагают дальнейший рост «интеграционной» составляющей.

В заключение отметим, что куда бы ни относили услуги по системной интеграции, очевидно, что данный сегмент рынка уверенно развивается. О чем красноречиво свидетельствуют и степень разработки этого направления интеграторами, и устойчивый спрос на данные услуги со стороны заказчиков, и растущее число предложений со стороны производителей, и накал конкурентной борьбы как среди вендоров, так и среди исполнителей интеграционных проектов, являющихся в своем подавляющем большинстве российскими компаниями.

Леонид Волчанинов / CNews Analytics

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS