[an error occurred while processing this directive]
версия для печати
Качество сервисных проектов в России под угрозой

Качество сервисных проектов в России под угрозой

Рынок ИТ-услуг в России развивается, борясь с теми же проблемами, которые тормозят отечественную отрасль ИТ в целом. Строить бизнес приходится в условиях все обостряющегося кадрового голода, который в значительной мере является причиной частого срыва сроков или вообще провала проектов. Одновременно нужно противостоять и серьезной коррумпированности рынка, которая также влияет в конечном итоге на качество выполнения работ.

ИТ-коррупция

К сожалению, помимо рыночных механизмов, в секторе ИТ-услуг, как и в любом другом, действуют механизмы нерыночные, основанные на субъективных оценках, личных связях и заинтересованности. Выбор поставщика оборудования или услуг зачастую зависит от стоимости, качества и сроков далеко не в первую очередь. При чем, чем крупнее заказчик — тем больше вероятность подобных перекосов.

Результатом всего этого становятся целый «букет» проблем. Во-первых, статичность  игроков на тех или иных вертикальных рынках — «новичку» выйти в незнакомый сектор крайне сложно ввиду устоявшихся связей. Во-вторых, снижение здоровой конкуренции: основной задачей компании становится поддержание отношений с ключевыми персоналиями, а не улучшение качества и снижение цены. В-третьих, снижение качества выполнения проектов — это следствие как раз сложившегося принципа выбора поставщика или сервис-провайдера. С другой стороны, вся ситуация целиком затрудняет выход новых зарубежных вендоров и поставщиков услуг на российский рынок. Логично и недоверие западных компаний к данным российских сертифицирующих компаний и аудиторов. В итоге выиграть крупный контракт сегодня может только солидный игрок, а реализовывать его на субподряде будут компании второго эшелона. Подобные взаимоотношения являются еще одной причиной для крупных ИТ-игроков становиться специалистами широкого профиля — ведь к уже имеющемуся клиенту крайне нежелательно подпускать кого-либо еще, и субподряд не самый оптимальный вариант.

Нехватка ИТ-персонала

По большей части ИТ-услуги являются крайне емкими с точки зрения человеческих ресурсов. И ресурсы эти должны быть высококвалифицированными. Для подготовки хорошего ИТ-специалиста силами компании требуется не один год. А существующая в РФ система образования не справляется с необходимыми объемами, да и от веяний времени отстает.

Спрос на кадры будет только расти год от года. Причиной тому являются имеющий место рост рынка, все более глубокое проникновение ИТ как в бизнес, так и в повседневную жизнь, а также начинающиеся вливания в науку со стороны государства. Вся современная наука нуждается в хорошей информационной поддержке, которую должны будут обеспечить квалифицированные кадры.

Для утоления кадрового голода сегодня в распоряжении у ИТ-компаний имеются несколько часто применяемых средств. Во-первых, можно перекупать отдельных специалистов и даже целые команды. Правда, данный способ себя уже почти исчерпал — заработная плата поднята до предела, а перекупать почти некого. Очевидно, что эта практика приводит к высокой текучке кадров, что для рынка в целом не слишком хорошо.

Во-вторых, можно воспитывать специалистов с «нуля». Компании принимают на низкую зарплату не имеющих опыта работы студентов младших курсов и выпускников,  далее в процессе работы их обучают. Однако при этом приходится тщательно следить за мотивацией, так как молодого специалиста через год работы с удовольствием примут в свои объятия конкуренты, и затраченные на его обучение время и средства обернутся против первоначального нанимателя.

В-третьих, можно пойти по пути развития отношений с вузами. Уже многие крупные компании, в полной мере ощутившие кадровый голод, пришли к необходимости плотно сотрудничать с ведущими техническими вузами страны. Как правило, на последних курсах объявляется набор студентов в группы, организованные ИТ-компаниями. Общеобразовательные дисциплины студенты продолжают изучать в пределах института, а специализированные предметы и практическую работу дают  специалисты компании. Как правило, после окончания института бывший студент, согласно контракту, должен либо отработать несколько лет на эту компанию, либо выплатить немалые деньги, затраченные на обучение. Например, в 2007 г. IBS заключила подобное соглашение с рядом технических вузов, среди которых числится МФТИ. Компания предлагает студентом пройти дополнительное обучение, после которого выпускник оказывается перед выбором — либо выплатить 500 тыс. руб. либо отработать 3 года в компании IBS.

Наконец, для утоления кадрового голода можно поглощать компаний с редкими или высококвалифицированными практиками — и соответственно, с командами специалистов. Однако последние два способа в настоящее время доступны только крупным игрокам российского ИТ-рынка.

Срыв сроков выполнения ИТ-проектов

Согласно исследованию, проведенному Hewlett-Packard и аналитиками Economist Intelligence Unit (EIU), в России лишь 4% ИТ-проектов заканчиваются в срок. Причин столь плачевного результата, вероятно, несколько. Во-первых, неизбежно сказывается нехватка и большая текучка среди квалифицированного ИТ-персонала. С другой стороны, сотрудники компаний-клиентов часто бывают не готовы к автоматизации и осознано или неосознанно препятствуют внедрениям.

Руководство компаний-клиентов зачастую нечетко представляет себе желаемые цели и еще хуже — методы их достижения. В связи с чем их потребности меняются уже по мере внедрения, что негативно сказывается на сроках. Часто результат довольно существенно отличается от начальных целей. При этом со своей стороны, ИТ-компании берутся за исполнение заказа, с самого начала зная о невозможности его исполнения в срок. Кроме того, в погоне за прибылью они часто набирают большое количество заказов, будучи физически неспособными с ними справиться. В результате проекты отдаются на субконтракт фирмам, не имеющим должной компетенции. Соответственно, страдает качество проекта и сроки его выполнения.

Пиратское ПО

В России традиционно остро стоит проблема повсеместного использования пиратского ПО. Так уж исторически сложилось, что на заре массовой компьютеризации страны ввезти и продать «железо» стремился каждый, а вот для получения выгоды от продажи лицензионного ПО сначала нужно было создать и пролоббировать законодательную базу, соответственно, быстрой выгоды это не сулило. Так что в уме среднего россиянина на протяжении десятилетия откладывалась мысль, что ПО является платным только на западе. Что уж говорить, если даже государственные учреждения до сих пор часто работают на нелицензированном ПО.

Сегодня сложившаяся российская приверженность пиратскому ПО является потенциальным источником доходов для компаний, предоставляющих ИТ-услуги - так как процесс установки лицензионного ПО относится именно к этой категории. Многие крупные системные интеграторы реализуют подобные проекты. Так, «Ай-Теко» в 2007 г. провела лицензирование ПО Microsoft и IBM Lotus в розничной сети «Патэрсон», а в 2006 г. — ПО Microsoft в Heineken. Или компания «Открытые технологии» в 2007 г. выполнила проект поставки и внедрения ПО Microsoft в «Самараэнерго». Однако, помимо существенного увеличения бюджета, компании, решившиеся на лицензирование ПО, могут столкнуться и с другими трудностями. Был зафиксирован, в частности, ряд инцидентов, подтверждающих, что аресты компьютеров с пиратским ПО от Microsoft за короткое время до установки лицензионного становятся нормой.

Потребителей программного обеспечения можно условно разделить на три типа.

Коммерческие структуры. Большинство предприятий среднего и малого бизнеса в России прекрасно осознают те риски, которым они подвергаются, используя пиратское ПО, а именно: уголовные (по данным опроса Business Software Alliance, это понимают 36% компаний) и судебные (38% респондентов) преследования, сбои программного обеспечения (с этим согласны 23% опрошенных компаний), потерю программной функциональности (25%). Как результат, согласно исследованию Business Software Alliance, почти половина опрошенных планируют увеличить бюджеты на покупку лицензионного программного обеспечения. В той же мере это относится и к крупным предприятиям. Оставшихся останавливает дороговизна уже привычных MS Windows и Office, адекватных российских аналогов которым на сегодняшний день нет.

Государственные учреждения. Перед ними проблема лицензирования стоит еще более остро. Государство не в состоянии в короткие сроки обеспечить покупку лицензий на уже используемое ПО и в научные, и в образовательные, и в медицинские, и в административные учреждения. Несмотря на сложности с лицензированием ПО, во многих государственных структурах оно все же началось. Например, в 2006 г. компания «Ай-Теко» провела лицензирование ПО Microsoft в органах государственной власти Вологодской области. В сентябре министр информационных технологий и связи Леонид Рейман заявил, что на всех школьных компьютерах России к 2009 г. будет установлена операционная система и прикладное ПО российского производства. Разработчики назвали такие сроки вполне реальными для локализации и адаптации системы на основе Linuх.

Частные пользователи. Бороться с использованием пиратского ПО со стороны частного пользователя довольно трудно — разумеется, гораздо проще бороться с производителями и распространителями, что, собственно, и происходит. В июне в Москве была показательно уничтожена крупная партия пиратских дисков с фильмами, музыкой и софтом общей стоимостью порядка 100 млн руб. В мае сотрудник петербургской розничной сети по продаже мультимедиа-продукции получил срок по статье 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав». Это судебное решение явилось прецедентом для привлечения к ответственности за контрафакт не только руководства крупных компаний, но и персонала.

Галина Полынская / CNews Analytics

Техноблог | Форумы | ТВ | Архив
Toolbar | КПК-версия | Подписка на новости  | RSS